ЧУДЕСА СЛУЧАЮТСЯ…

with Комментариев нет

— Да пойми ты наконец! Чудес не бывает! Не бывает их в этом мире, и все тут! — пожилой арктический эльф выковырял что-то из своей бороды, осмотрел со всех сторон, подозрительно понюхал, а затем отправил в рот. Его младший товарищ сидел опустив голову и вяло возил ложкой по тарелке.

— Неужели ничего нельзя изменить? — спросил он скорее сам у себя, чем у собеседника, но, похоже, тому было плевать.
— Ну, сам посуди: где работал твой отец?
— Здесь, — удрученно кивнул младший.
— А дед где?
— И дед тоже здесь… Все здесь…
— Вот видишь! — старик даже хлопнул в ладоши, — и ты всю жизнь проработаешь здесь, на фабрике игрушек Санта-Клауса. И не важно, кем ты там хотел быть.
— Астрономом, — еле слышно пробормотал молодой эльф и бросил ложку. Похоже, чем дальше, тем меньше ему хотелось есть.
— Ну вот, я же говорю: неважно! Важно то, что и дети твои, и внуки тоже — все будут работать здесь!
— Спасибо, Бофланд… Умеешь утешить…
— Да не за что, Гарцеин! Обращайся! Я всегда рад! — старик хлопнул друга по плечу, даже не понимая, что своими словами причинил ему только больше боли.
Гарцеин поднялся из-за стола, и не попрощавшись вышел из заводской столовой. Пожав плечами, старик придвинул к себе тарелку с еще теплым супом и стал уплетать, пока ее хозяин не одумался.
Но Гарцеин и не собирался возвращаться. Слова Бофланда стали для него последней каплей в чаше терпения. Он решил, что больше не будет молчать, и направился прямиком к единственному существу во всей Лапландии, который мог хоть как-то повлиять на ситуацию.
— Привет, Иоланта! Шеф у себя? — молодой эльф пытался скрыть свое волнение за шутливым тоном. Но никто не ответил. Секретарши не было на месте. Приемная Санта-Клауса была пустой. Гарцеин застыл в нерешительности. Он сорок пять лет проработал на фабрике, но еще ни разу не видел живого Санту. О, как много всего ему хотелось бы выложить на стол своему начальнику! Как много хотелось рассказать о наболевшем! О том, что с самого детства его лишали самого святого, что у него было — права выбора! О том, как его насильно отрывали от книг, как палкой погнали на фабрику, в цех детских конструкторов. О том, что он всю жизнь мечтал быть астрономом, а стал всего лишь упаковщиком. А ведь он еще так молод! Ему еще хочется расти и развиваться, а не всю жизнь корпеть в этом ненавистном цеху… А еще он сам собрал у себя на чердаке телескоп. Небольшой, и маломощный, зато электронный, по последнему слову техники…
В общем, у Гарцеина было много чего рассказать Санте. И вот, сейчас их разделяла только одна большая дубовая дверь. Только один решительный шаг — и все сбудется. Но молодой эльф застыл, как вкопанный. Руки стали вдруг ужасно тяжелыми и никакая сила воли не заставила бы их сейчас подняться и открыть эту дверь. «Да сколько можно, что ты как девчонка, в самом деле!» — прикрикнул эльф сам на себя, чтобы придать себе смелости. И наконец поднял руку, чтобы постучать.
— Ты что, совсем с ума выжил!!! — крохотная фея-секретарша влетела в приоткрытую дверь приемной с огромной кипой бумаг, которые послушно летели вслед за ней ровной стопочкой. Увидев, что Гарцеин пытается войти в кабинет к боссу, Иоланта вмиг выросла между ним и дверью, загораживая вход своим крохотным тельцем.
— К нему нельзя! У него совещание! — фея изо всех сил замахала руками на арктического эльфа.
— Какое еще совещание? — нахмурился посетитель, — с кем?
— Юль Томтен, Мош Джарилэ, Пер Ноэль, Дид Мороз, и этот еще, как его… ну китаец такой… — Иоланта наморщила лоб.
— Да неважно, — Гарцеин удрученно махнул рукой и сел в кресло для гостей. В душе же у него появилось странное облегчение. Как же хорошо, что он все-таки не вошел — во стыдно было бы…
— Шаньдань Лаожен!
— Что?
— Вспомнила! Как китайца зовут вспомнила! Ты знаешь, он такой забавный! — как и большинство представительниц своей профессии, Иоланта много времени проводила в приемной босса в полном одиночестве, и у нее всегда было море впечатлений и эмоций, которыми хотелось поделиться со всеми вокруг. Но она мгновенно забыла обо всем. Заходя, вернее, влетая в приемную, она настолько отвлеклась на нежданного гостя, что совсем выпустила из мыслей все бумаги, которые ей так долго несла от курьера с проходной. И те, повинуясь неумолимой гравитации, незамедлительно упали на пол и поразительным образом перемешались.
— Кошмар! Нет, ну ты видишь, что ты натворил!
— Прости, я не хотел, — виновато пробормотал Гарцеин, но секретарша уже уселась на пол, и начала шарить бумагами, пытаясь привести их в порядок.
— Давай я помогу, — эльфу хотелось хоть чем-то загладить свою вину.
— Боже упаси! — воскликнула фея, — ты же еще больше все напутаешь! Лучше расскажи, чего это тебе так приспичило туда — крошечная девушка махнула головой в сторону тяжелой дубовой двери с надписью «St. Claus»
— Да так… Ничего особенного, — эльф покраснел и заерзал на стуле.
— Ага, я взяла и поверила, что простой эльф из-за какой-то незначительной мелочи вдруг взял и решил заглянуть к Самому! — Иоланта многозначительно подняла палец вверх. В тот же миг все бумаги взлетели с пола, и, вновь выстроившись в стройную стопку, послушно легли на стол. Сама секретарша вспорхнула и уселась рядом с ними.
— Слушай, Ио, ты ведь у нас фея, правильно?
— Ну… да, — Иоланта покраснела и стала натягивать на коленки коротенькую юбочку. Она очень любила, когда ее называли «Ио». И Гарцеин знал об этом. Все на фабрике знали об этом. И все равно за глаза пренебрежительно называли «Иолкой».
— Ты ведь создана, чтобы творить чудеса, не так ли?
— Ну, на самом деле, не совсем… — Иоланта стала поправлять стопку бумаг на столе, хотя она и так лежала идеально. На самом деле, девушка нервничала, когда ей указывали на ее происхождение и просто пыталась чем-то занять руки.
— Наша задача, изначально, исполнять желания. И то не все, а только некоторые.
— А какие? — загорелся эльф, — Самые сокровенные?
— Нет, — девушка стала сразу очень серьезной. Она спрыгнула со стола, подлетела к окну и встала на подоконник — только так она могла видеть, что творится за окном. За окном до самого горизонта простирались цеха игрушечной фабрики. А над горизонтом все было залито полярным сиянием. Иоланта не очень любила северное сияние, но предпочла смотреть наверх.
— Только уместные, — сказала она с тяжелым вздохом.
— Это как?
— А вот так… Если ребенок хочет новый пистолетик, — то это уместно, а если он хочет, чтобы мама не болела, то тут уж извините…
— А кто решает, уместно желание, или нет? — Гарцеин подошел
— Кто-кто… Известно кто: Природа, Провидение, Рок… – в общем высшие силы… Знаешь, как горько моя мама каждый раз выбивала эту несчастную резолюцию «Уместно»… Я с детских лет помню, как она прилетала домой уставшая, вымотанная, и вечно не в духе… Поэтому, когда мне представилась возможность сбежать сюда, я ни минуты не сомневалась. Лучше уже похоронить себя в бумагах, чем видеть как разбиваются детские мечты, а ты бессильна что-либо поделать…
— Эх… — вздохнул Гарцеин и вышел из приемной. Если даже сама Иоланта не верит в чудеса, то на что надеяться ему — простому арктическому эльфу?
От отчаяния, парень сел прямо на ступеньках, достал сигарету и закурил. Табачный дым был невкусным. Но от него кружилась голова и мысли затягивало странным успокаивающим туманом. Если боль нельзя победить, ее можно задавить. Потом она вернется, но это будет потом. А сейчас хочется только одного: забыть обо всем и хоть на минутку расслабиться.
— Огоньку не найдется? — незнакомый скрипучий голос окликнул Гарцеина. Не оборачиваясь, тот вытащил из кармана мешочек со светлячком и машинально протянул говорившему.
— Вечно мне говорят, бросай курить! А я сколько не пытался — не могу и все тут! — тяжело дыша, странный старичок в халате уселся рядом с молодым эльфом на ступеньках. У старичка были длинные тонкие усы и такая же длинная тоненькая бородка. Длинные седые волосы были собраны на затылке в причудливый узел. Отточенным движением, он опустил светлячка в длинную изогнутую трубку и держал там, пока из носа не пошли струйки густого дыма.
— Ох, спасибо вам, юноша, — старик протянул Гарцеину обратно мешочек со светлячком, — подумать только! Двадцать восемь человек, и ни один из них не курит… Иногда я чувствую себя среди них каким-то отщепенцем…
— Вы о ком? — эльф скосился на незнакомца. Непривычная внешность выдавала в нем восточные корни.
— Да все эти Николаи святые — небрежно махнул головой старичок указывая на дверь приемной. Странные ребята, надо признать… Консерваторы страшные! Двадцать первый век на дворе, а они все ездят в санях и пользуются голубиной почтой… Вот знаете, сколько обычному голубю надо времени, чтобы долететь отсюда до меня?
— А вы…
— Шаньдань Лаожен, — старичок бодро протянул руку эльфу, тот машинально пожал ее, но самому стало как-то не по себе от осознания, что перед ним сам Китайский Санта. Он и своего-то ни разу в жизни не видел…
— Я вот им говорю: мир не стоит на месте. Надо смотреть в будущее, — будто не замечая реакции собеседника, заморский гость продолжал размышлять вслух.
— Все собираются, обсуждают… Каждый год одно и то же… А ведь все уже давно известно. Все написано на звездах. Но, извините меня, кому это интересно…
— Мне. Мне интересно, — услышав слово «звезды» Гарцеин заметно оживился.
— Я вот вообще думал, завести себе штатного звездочета, который бы помогал мне составлять календарный план на наступающий год, — Шаньдань Лаожен задумчиво выпустил пять разноцветных колечек, которые сложились в олимпийский символ и уже так полетели дальше.
— А что у вас нет секретаря? — удивленно спросил эльф. Он знал, что календарными планами Санты всю жизнь занималась именно Иоланта.
— Да ну, эти девочки, которых мне присылают из управления только и способны, что скопировать какой-то низкосортный гороскоп с последней страницы глянцевого журнала… А мне ведь не этого надо! Мне нужен настоящий специалист! Такой, который действительно будет звезды читать, а не журналы…
— Может … — то ли от волнения, то ли от табака, у Гарцеина вдруг зашумело в голове, мысли вышли из-под контроля и он сам удивленно слушал, как у него с губ стали срываться слова:
— Может я смогу вам помочь. Я с детства увлекаюсь астрономией. Я много знаю о звездах. У меня даже телескоп дома есть…
— Правда? — старичок от неожиданности даже подпрыгнул, — а какой? Рефлектор? Рефрактор?
— Да нет, электронный — Гарцеину стыдно было признаться, что он годами тайком выносил со своего цеха запчасти для телескопа. А то что один знакомый джинн по пьяни ему продал схемы секретного электронного телескопа, — вообще говорить было запрещено, это же незаконно!
— Электронный? — Шаньдань Лаожен пришел в восторг, — молодой человек! Вы именно тот, кого я ищу! — невзирая на возраст, восточный гость вскочил на ноги, схватил Гарцеина под локоть и почти силой поволок в свою повозку, запряженную белыми тиграми, которые вблизи оказались сделанными из пластика.
— Я всю жизнь твержу этим консерваторам, что надо делать ставку на технологии, но кто меня станет слушать… А вы, вы просто находка, мой друг… — тигры почти бесшумно завелись, сверкнули глазами и взмыли в небо. Унося за собой китайского деда мороза и его нового штатного звездочета.
— А он ничего, этот ваш Лаожен… — задумчиво проговорила Иоланта сидя на окне и смотря во след убегающим роботам-тиграм.
— Да уж, только уж больно ерепениться любит… — Санта налил себе в чашку горячего какао и присел рядом в огромное кресло.
— Я ведь по глазам видел, что он с самого начала был согласен на это. Но ведь нет, полчаса надо было его уговаривать…
— Интересно, почему же он ведет себя так? Он же все понимает.
— Потому и такой, что все понимает.
— В смысле? — Иоланта удивленно сдвинула брови и посмотрела на босса.
— Чудеса случаются, дорогая моя, — Санта глотнул еще горячего какао, — случаются… Только для этого надо много-много работать…

© Груша А.Ю. Право Ангела, 2007

Оставить ответ